Сладкое и стресс связаны

Два эксперимента на крысах и сладкое.

Крыс подвергали хроническому умеренному стрессу. Ежедневно животные оказывались под давлением одного из следующих воздействий: отсутствие еды, отсутствие воды, наклон клетки, сырая подстилка, скучивание, социальная изоляция, инверсия светового цикла. 

После четырех недель такой жизни животные с поведением типа А продемонстрировали симптомы выученной беспомощности: они не обучались избегать ударов электрического тока, стали неподвижными в воде, более тревожными и меньше пили сахарный раствор (ангедония -отказ от удовольствий). В то же время крысы, изначально демонстрировавшие поведение типа Б, перенесли стресс значительно легче: они сохранили способность обучаться, время неподвижности в воде у них не изменилось, а тревожность уменьшилась и количество выпиваемого сладкого раствора выросло.

Вывод: потребление сладкого связано с компенсаторными мероприятиями после переживания стресса. Отказ от удовольствия означает выученную беспомощность и высокий риск депрессия и суицида, также как и другой тип А

Ситуация 2

Крысам, чтобы избежать ударов током, надо было перейти в другую половину клетки, т. е. преодолеть расстояние в две длины своего тела. Быстро обучившиеся животные относились к типу А, а обучившиеся плохо – к типу Б. Через пять дней после проведения таких процедур обнаружилось, что у животных типа Б повышена концентрация глюкокортикоидов – гормонов стресса. Это вполне ожидаемый результат, так как обучение сопровождалось болевыми ощущениями. Но оказалось, что у животных типа А концентрация гормонов стресса ниже, чем была до обучения. Иначе говоря, несмотря на боль, испытанную во время процедур, стресс у этих животных завершился очень быстро – они были в своей стихии, ситуации контролируемого стресса, в которой надо что-то делать – бежать! Более того, потребление сладкого раствора тоже изменилось противоположным образом у животных с разными типами поведения. У крыс типа А оно возросло и оставалось повышенным еще две недели. Иными словами, им было хорошо, когда была возможность эффективно реализовывать свою врожденную стратегию поведения – суетиться при неблагоприятных изменениях в среде. А крысы типа Б стали пить значительно меньше сахара, что свидетельствует об агедонии, симптоме выученной беспомощности. Предпринимать что-либо для них более пагубно, чем просто сидеть и терпеть.

Это эксперименты описаны в книге Дмитрия Жукова "Стой, кто ведет" (стр.Что почитать).

Вывод: если тип поведения в стрессе, приводящий к успеху, коррелируется с типом, тип испытывает стресс, заедает стресс сладким, но в итоге адаптивен и выживает. Сладкое помогает компенсировать стресс! 

 Если вы знаете свой тип и свой способ реагирования в стрессе, остается только вычислить тип адаптивного поведения в стрессе: чего требует ситуация: затаивания или борьбы-бегства и коррелировать одно с другим:

Я часто встречаю на консультациях женщин с типом Б-склоных к тихим реакциям, слушающих собеседника, но взваливших на себя слишком много: маму, детей, мужа и карьеру. Их здоровье трещит по швам от непосильной ноши. Постоянная необходимости разруливать то там , то сям означает их не родное поведение, которые они вынуждены применять ежедневно. В таких сценариях жизни сладкое- неизбежно, чтобы не влететь в депрессию. Соответственно, лишний вес.

Вывод общий: не уровень сладкого надо понижать, а уровень стресса! Иначе стресс остается, а компенсации ему нет, в результате будет ангедония, депрессия и развал здоровья. И худеть в ситуации стресса- подрывать свое здоровье на корню.

Менять привычное питание, если уж решение принято, лучше во время отпуска, -когда заботы отставлены в сторону.




6 просмотров0 комментариев

Недавние посты

Смотреть все