Токсичная мать - что это такое



Ребенок воспринимает мать как непосредственно еду. В частности материнское молоко, являющееся субтстратом конкретной матери, может быть более или менее пригодно для ребенка.

Истории про кормилиц и неспособных к кормлению матерей, не имевших своего грудного молока, есть в человеческой истории в избытке, но они не достаточно исследованы и проанализированы.

На настоящий момент нам известен тот факт, что материнское молоко непосредственно влияет на формирование детской привязанности, центр которой имеет определенную локализацию в гипоталамусе и активизируется через свои медиаторы, в частности опиоидно-подобные эндорфины, в частности через козеиноморфин.

Эта информация предоставлена и цитируется по курсу «Физиология центральной нервной системы», читаемом на факультете биологии МГУ им. Ломоносова профессором Вячеславом Дубыниным и доступна для общественного просмотра через систему openedu.

В своем курсе Вячеслав Дубынин опирается на теорию биологических потребностей человека, развитую российским профессором биологии Симоновым, мы же больше знаем имена академика Павлова и Абрахама Маслоу. Система Маслоу или пирамида потребностей отчасти напоминает иерархию потребностей Симонова, но к сожалению психологи чаще употребляют именно Маслоу.

Теория академика Симонова перекликается с теорией привязанностей, развитой психоаналитической школой психологов совместно и с наблюдениями биологов-этологов, то есть имеет в своей основе биологическую платформу.

Итак, эндорфины или регуляторные пептиды управляют не только положительными эмоциями, вызывая чувство эйфории, обезболивая многие болевые синдромы, но и управляют материнское -детским взаимодействием. А именно, эндорфины управляют центром детской привязанности в гипоталамусе.

!Эндорфино-подобные молекулы обнаружены внутри материнского молока!

Основные молочные белки содержат напоминающее энкефалин молекулу, и часть этой молекулы проникает в кровь и воздействует на мозг ребенка, повышая его привязанность к матери в самый ранний период их взаимодействия.

Опиоидно подобны фрагменты называются козоморфины.

При этом на материнскую мотивацию эти же молекулы влияют негативно. Деградация (распад) козеина в молочной железе и попадание его в кровь матери влияет обратно на материнский центр и подавляет материнского поведение, в итоге может возникать материнская или пост-родовая депрессия.

Существует предположение о лечении такой депрессии не обычной схемой антидепрессантов, а антагонистами опиоидов- налоксоном, например.

Экспериментальной психологии надлежит еще все посчитать и выяснить, насколько женщины, имевшие пост-родовую депрессию имели , к примеру, воспаление молочной железы, и насколько дети, имевшие проблемы с грудным кормлением в самом раннем детстве, имели проблемы в детско-родительских отношениях в дальнейшем.

Пока это существует в качестве довольно развитой гипотезы, подкрепленной также теорией привязанностей и психодинамической теорией внутренних конфликтов.

Но мы имеем устойчивый культурно-общественный феномен под названием «токсичная мать», когда практически каждая интеракция матери в адрес ребенка воспринимается как нападение, критика и агрессия.

При этом в части случаев мать

(1) не думала нападать, и сама является относительно зрелым субъектом отношений;

(2) в другой части случаев мать может являться незрелым субъектом отношений (она думает, что все нормально, но ее действия явно неадекватны, тем не менее она не намерена нападать на ребенка, то есть, ее токсичность бессознательна);

(3) и в части случаев мы имеем злокачественную мать, которая знает, что нападает , и она последовательно нападает на ребенка (транслирует ему постоянное чувство вины, стыда и различных обязательств «я им все дала, а они выросли такими неблагодарными»).

(4) Наконец, самые токсичные случаи материнства подразумевают частное абортирование, отказ от ребенка после родов, такое семейное поведение, в результате которого ребенка забирают у матери, жестокое отношение матери по отношению к своим детям.

Так что мать может быть действительно токсичным субъектом в отношениях, или идея о токсичной матери может принадлежать ребенку исключительно как его фантазия, как его внутренний интернализированный объект, «фантазия о токсичной матери».

И тогда любые слова матери к ребенку « я бы оделась иначе», имея в виду, например, сильный мороз, воспринимаются как нападение «ты уродина и плохо выглядишь».

Часто дети транслируют слова «она мне сказала, что я уродина» в то время , как мать говорит «я бы оделась иначе», и это, конечно уже механизм проекции –присваивание другому объекту тех свойств, которые на самом деле являются интрапсихическими.

Сложно? Мать на самом деле не говорила «уродина», но ребенок ТАК воспринимает слова матери.

Стоит отметить, что если центр детской привязанности достаточно стимулирован и работает, ребенок формируется с более здоровой нервной системой в целом и вырастает с ощущением базальной безопасности мира, он более защищен от стресса.

И тогда любые слова воспринимаются им не как зло, а как разумное руководство к действию, например.

Ребенок же с ощущением базальной небезопасности любые слова воспринимает как критику себя. И тогда его мать становится токсичным объектом- у него аллергия на свою мать, пищевая непереносимость своей матери, которая действительно основана на первичных ощущениях от желудочно-кишечного тракта.

В своей практике я отмечала у таких пациентов аллергию или непереносимость на сочетание сладкого и молочного именно по линии жкт, а также очень сильную аллергичность, практически аллергию на все, - это так называемые соматические личности.

Что такое по-настоящему токсичная мать, если она не явная разбойница, отправившая Ханса и Гретхель в лес умирать с голоду?

Это мать, которая контейнирует в своего ребенка свои не-пеработанные эмоции. ТО есть это взрослый человек, использующий младшего в качестве контейнера.

Скажу сразу пару слов в оправдание такой токсичной матери: такая мать - часть системы своих детско-родительских отношений. С огромной степенью вероятности она передаст именно тот самый конфликт или пирамиду конфликтов , которые унаследовала, своим детям в свою очередь, и они это «богатство» понесут следующим поколениям. Считать, что «моя мать была токсична», а вот «я-то мать хорошая», совершенно несправедливо. Конфликт продолжает разыгрываться, только, скорее всего, он меняет вектор направленности, из активно-проявленного конфликта превращается в пассивно-проявленный.

Зачем и почему мать все это делает-- отдельный разговор про теорию привязанностей и про внутренние конфликты, передаваемые из поколения в поколение, это психоаналитическая теория, и лечение таких «токсичных» сценариев из области психоаналитической терапии и терапии привязанности.

Мантропение «я самая лучшая мать» не поможет или поможет в отведении симптома в сторону в незаметные кусты, где он будет жить до второго пришествия.

Про это будут другие статьи, следите по хештэгам «токсичная_мать»

Ролики токсичная мать все про это и немного по-другому на канале ютуба здесь.



17 просмотров0 комментариев