Как работает метод психоанализа с расстройствами пищевого поведения.

 

Психоанализ –метод психотерапевтического воздействия, который подразумевает восстановление связи между симптомом ( например, перееданием) и прошлым человека. В отличие от методов когнитивно-поведенческой психотерапии эта связи не с научением человека ( ребенка когда-то научили есть неправильно или связывали еду с утешением) а с травматическим опытом человека, который оставил следы в психике ( например, ребенок был недо-ласкан или недо-инвестирован родителями).

 

Психоаналитики давно занимаются расстройствами питания, в том числе у детей, что дало понимание, как раннее детство влияет на привычки питания уже во взрослом возрасте.

 

Расстройство пищевого поведения связывают с самой ранней фазой развития ребенка, а именно с фазой грудного кормления, возрастающей индивидуации младенца, сепарации и в конечном итоге отлучения от груди и обретения идентичности к возрасту 3-4 лет.

 

Ранняя фаза называется ауто-эротической. В этой фазе ребенок не воспринимает мать отдельно от себя и грудь отдельно от себя. Это фаза отношений, когда  я и мать одно целое. На этой фазе ребенок не проявляет никакой агрессии, а ранние фрустрации в этой фазе ( разлучение с матерью или депрессия матери) могут вызвать значительные искажения в психическом развитии ребенка, например, аутизм.

У ребенка вырабатывается умение сосать грудь и начинает работать слюно-отделение как ответ на ритмы кормления. С этим слюноотделением позднее придется столкнуться, когда взрослые описывают ненормативный голод, который требует гораздо большего объема пищи, чем обычно или чем нормально. Это слюноотделение – результат неудовлетворительного ритма кормление в ответ на запрос или готовность  ребенка. Ребенок хочет грудь, а ее нет. Ребенка часто стимулируют или приучают к соске как к заменителю груди, которой нет или когда ее нет, и если у ребенка выработалась перестимуляция, то привычка «мусолить» что-то во рту остается аутоэротическим «воспоминанием» попытки накормить себя в отсутствие матери.

В следующей фазе ребенок научается отличать грудь и соотвественно начинает разделять себя от матери, вырабатывается граница того, что есть я и что есть внешний мир. Эта фаза характеризуется амбивалентностью чувств и появлению агрессивности. Ребенок злится, если груди нет, плачет, выражает ярость. В его психике начинают вырабатываться (оседать) хорошие и плохие объекты отношений: хорошая грудь, которая кормит и плохая грудь, которая не кормит. Отражением неудовлетворительного развития этой фазы или фрустраций в этот период будут впоследствие амбивалентные ( очень напряженные и заряженные негативными эмоциями) отношения с едой, с собой как способного управляться с этой едой и накармливать себя в достаточности и со своим телом и его форами как третьим показателем удовлетворенности своим бытием. Для женщин такая удовлетворенность чрезвычайно важна, она важнее, чем для мужчин, которым важнее удовлетворение плодами своего труда или деятельности.

Когда наступает следующие фазы психического развития, ребенок обретает автономность через понимание принципа реальности ( мир мне не принадлежит) и потерю своего всемогущества ( я не могу получить все желаемое или могу, но придется поработать) и развитие в дальнейшем смещается с оральной зоны( поглощения и инкорпорации) на анальную зону ( выделения) и затем на генитальную зону удовлетворения.

Если значительная часть работы во время оральной фазы развития была не проделана, то ребенок, став даже уже взрослым, остается привязанным к этому оральному удовлетворению или успокоению себя через стимуляцию ротовой зоны ( слизистых рта и глотки). Такая стимуляция, привязанная к разным под-фазам может быть более или менее « сладкая», и тогда человек привязан к нежным молочным сладким продуктам или «садистическая» и человек привязан к жеванию, грызению более жестких продуктов ( семечки, сушки) – то, что раздражает слизистую и напоминает под-фазу прорезывания зубов, когда ребенок грызет грудь или кусает материнский сосок.

В клиническим опыте мы наблюдаем с клиентами, как его привязанность к еде сначала ориентирована на разные вкусовые ощущения ( хочу сладкого или шоколада или орехов) и потом раскрывается как понимание неудовлетворенности в общем и целом совей жизнью, которую никак невозможно достичь, то есть под-фаза развития, когда ребенок получает удовлетворения своими действиями ( сначала через анальные сфинктр, потом через делание чего-то руками, затем через речь и поступки) никак не может быть достигнута в реальной жизни. Что бы человек ни делал, он не доволен своей жизнью.

Терапевтически такого клиента необходимо «докормить» и до-инвестировать, то есть позволить ему много говорить о себе и своей неудовлетворенности. При достижении следующей фазы в отношениях терапевт клиент появится агрессивная нотка – неудовлетворенность и злость клиента на терапевта, и это означает прогресс в ходе терапии – достижение амбивалентной фазы отношений с объектом отношений.

Так шаг за шагом происходит взросление маленького ребенка, живущего во взрослом клиенте, привязанном к еде или собственной фигуре или весу.

Важно также заметить, что нарушение пищевого поведения часто наблюдается у детей в возрасте до 5 лет и потом наступает спокойная фаза «обычного» отношения к еде. При достижении пубертата и вступлении на арену генитального приоритета неудовлетворенность в психическом развитии и привязанность к оральной зоне снова проявляется. Так, максимально часто клиенты жалуются на то, что пищевое нарушение дебютирует или стартует в 11-14 лет или во время первых серьезных отношений, а также после первого серьезного разочарования в отношениях с партнером.

 

Еще важно отметить, что женщины несомненно гораздо чаще склонны к нарушениям пищевого поведения по сравнению с мужчинами, что не означает, что мужчины все правильно и разумно питаются. Но невроз в связи с телом, весом или питанием гораздо сильнее проявляется у женщин как синдром недовольства собой, переходящий в недовольство телом. На это у психоанализа есть несколько веских объяснений, но им надлежит отвести отдельное место.

 

Итак, психоанализ работает с РПП иначе, чем методы, основанные на когнитивно-поведенческом подходе. Там, где не срабатывает когнитивно-поведенческий подход, необходима проработка более глубоко уровня. Либо там, где после когнитивно-поведенческой работы вдруг открывается новая симптоматика ( РПП прошло, но началась депрессия или ОКР с другой симптоматикой или открылась сильная тревожность), мы как раз и можем объяснить, почему это произошло и что с этим делать.

 

Из описанного ясно, что работа в психоаналитическом подходе требует более долгого времени и более частых встреч. Золотой стандарт терапии РПП 1-3 раза в неделю в течение хотя бы года, в идеале на протяжении 3-5 лет.